Проект © НОРДИЧЕСКОЕ ХРИСТИАНСТВО

[в раздел] [на главную]

 

 

 ©  Л. Л. Гифес. Текстология Евангелий. Ариохристианский опыт

 

Явления Господа по воскресении

(Текстология Мф.28/Мк.16/Лк. 24/Ин.20-21)

 

 

Последние главы Евангелий представляют собой в целом довольно противоречивые версии событий, произошедших после казни Иисуса. Поэтому нам предстоит выяснить, какая из них может считаться наиболее достоверной. В настоящем очерке разберем вопрос явлений Иисуса ученикам после воскресения.

Все четыре Евангелия сходятся на том, что в первый после субботы день Мария Магдалина и другие верные ученицы Христа приходят ко гробу. Разночтения начинаются уже с описания состава этой женской делегации. По Ин 20:1 приходит только одна Мария Магдалина. Мф 28:1 говорит о двух Мариях – Магдалине и "другой Марии". Мк 16:1 и Лк 24:1,10 – о нескольких женщинах. Мк называет Магдалину, Марию Иаковлеву и Саломию. Лк – Магдалину, Марию Иаковлеву и Иоанну, которая у него появляется вместо Саломии; но при этом Лк вводит еще неких неизвестных персонажей – "и другие с ними". Экзегеты в основном предлагают отождествить Саломию и Иоанну, но для этого нет оснований. Это вопрос спорный.

Цель данного прихода тоже трактуется неоднозначно. По Мф они пришли, чтобы просто "посмотреть гробницу". По Мк и Лк они несут ароматы для помазания тела погребенного. Цель Магдалины по Ин четко не обозначена.

Надо сказать, выглядит очень странным намерение идти к запечатанной гробнице для совершения ритуала помазания. Ведь Синоптики (Мф 27:60-61 = Мк 15:46-47 = Лк 23:55) единогласно утверждают, что эти женщины были свидетелями погребения, они сидели напротив гроба и видели, как к нему был привален большой камень. Следовательно, указание Мф, что женщины пришли просто "посмотреть гробницу", более адекватно. Вероятно, они отправились туда, чтобы поскорбеть, совершить плач по почившему Учителю. Это подтверждается апокрифическим Евангелием Петра:

Если и не могли мы в тот день, когда был распят, рыдать и стенать, то теперь у гробницы Его сделаем это.

По Мф женщины не несут ароматы и не собираются совершать умащение тела, по-видимому, из-за того, что они знали, что к гробу была приставлена стража и наложена печать. Более того, описанные ранее события на вечере в Вифании также исключают это, поскольку Иисус уже был миропомазан женщиной, и данный ритуал был истолкован именно как приготовление к погребению. Если опираться на данные "иоанновской" традиции, то помазание было совершено Никодимом и Иосифом при положении Иисуса в гробницу (Ин 19:39-40). Четвертый евангелист, следуя логике повествования, тоже не упоминает об ароматах, которые по Мк и Лк несли к гробнице женщины. Версия, представленная Мк и Лк, предполагает регулярные посещения гробницы умершего родственниками, в ходе которых, как это было принято, в течение семи и более дней они могли совершать ритуальные плачи и помазания, чтобы замедлить процесс разложения тела. Но это исключено, потому что данная гробница не являлась семейным склепом родных и близких Иисуса. Гробница была "казенной", поэтому проникновение в неё посторонних было проблематично и женщины это хорошо понимали, что косвенно выражено в вопросе:

Кто откатит нам камень от двери гробницы? (Мк 16:3).

Таким образом версия с ароматами, принесенными женщинами ко гробу, не выглядит историчной.

Различны и описание явления женщинам Ангелов и их числа. По Мф 28:2 на глазах женщин произошло землетрясение, с неба сошел Ангел, откатил камень и сидел на нем. По Мк 16:4, Лк 24:2 и Ин 20:1 женщины уже застают гробницу в таком виде: камень отвален, гробница пуста (по Ин камень был "взят (ἠρμένον, букв. унесен) от гробницы", т. е. его там не было вообще). В Мф 28:6 женщины не входят в гробницу, хотя Ангел приглашает их "посмотреть место, где лежал Господь", т. е. это подразумевается имплицитно. По Мк 16:5 и Лк 24:3 они входят в гробницу и видят, что она пуста. По Ин 20:6-8 в гробницу входят первыми вовсе не женщины или Магдалина, а Петр и "другой ученик". Магдалина лишь после этого "наклонилась в гробницу и увидела двух Ангелов". Петр присутствует как свидетель и в описании Лк 24:12 с той разницей, что он это делает уже после того, как туда вошли женщины и возвестили о событии воскресения апостолам. Хронология в Ин и Лк в данном месте явно не совпадает. Разумеется, в обоих случаях, введение Петра в этот контекст вторично и должно быть отнесено к т. н. "слою Петра" редактором, стремившимся придать Петру особый статус и возвеличить его как главу церкви и первоверховного апостола. Неудивительно, что у Мф и Мк Петр в описанных эпизодах отсутствует и не играет никакой роли (за исключением краткой врезки в Мк 16:7 "и Петру", относящейся к тому же "слою Петра").

Ключевым моментом в выяснении аутентичности и хронологии явлений Христа ученикам является речь Ангела (Ангелов) женщинам. Вначале рассмотрим синоптиков. Версии Мф 28:5-7 и Мк 16:6-7 практически идентичны. Разница лишь в месте явления: по Мф Ангел находится вне гроба, он сидит на камне и с него благовествует женщинам о воскресении; по Мк тот же Ангел в облике "юноши" (маргиналия, которой нет в других Евангелиях) является внутри гробницы и сидит "справа" (также маргиналия, не имеющая параллелей).

У Луки различия в сравнении с Мф и Мк более принципиальны. Так, Лк говорит уже не об одном, а о двух Ангелах (как и в Ин 20:12), чтобы соблюсти закон Торы о достоверности не менее двух свидетелей. В соответствие с Мк Ангелы также являются внутри гроба. У Мф и Мк речь Ангела в целом сильно разнится с её аналогом по Луке. Так, например, вопрос "Что ищете живого между мертвыми?" содержится только у Луки. Все различия можно увидеть в таблице:

 

Мф

Мк

Лк

Не бойтесь, ибо знаю, что Иисуса ищете распятого; Его нет здесь – Он воскрес, как сказал. Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь, и пойдите скорее, скажите ученикам Его, что Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее; там Его увидите. Вот, он сказал вам.

Не ужасайтесь. Иисуса ищете Назарянина распятого; Он воскрес, Его нет здесь. Вот, место, где Он был положен. Но идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее; там Его увидите, как Он сказал вам.

Что вы ищете живого между мертвыми? Его нет здесь: Он воскрес, как Он говорил вам, когда был еще в Галилее, сказывая, что Сыну Человеческому надлежит быть предану в руки человеков грешников, и быть распяту, и в третий день воскреснуть.

 

Как видим, совпадения между Мф и Мк с одной стороны, и Лукой с другой минимальны. Главное отличие состоит даже не столько в том, что Ангелы по Лк просто констатируют факт воскресения, но не дают повеления идти возвестить об этом ученикам (по Лк это самостоятельная инициатива женщин), а в том, в каком контексте упомянута Галилея!

Итак, у Мф и Мк сказано, что Христос пойдет в Галилею вперед учеников, где они смогут его увидеть и убедиться в его воскресении. Собственно именно это и станет доказательством самого воскресения. Сразу обратим внимание на тот факт, что других знамений воскресения по Мф и Мк нет и не предполагается.

В Мф 28:16-20 сказано, что ученики отправились в Галилею: там в условленном месте на горе они встретили Иисуса, он посылает их на проповедь, и на этом Евангелие заканчивается.

Мк еще более лаконичен. Дело в том, что текст Мк обрывается на стихе 8, и в древних рукописях мы имеем разнообразные дописки предполагаемого окончания. Всего таких дописок четыре варианта, и в текстологической науке все они признаются неподлинными. В канонической версии Мк (Textus Receptus) мы можем видеть попытку компиляции событий, произошедших после благовестия Ангела, согласно другим источникам. Причем, видно, что автор использует данные Иоанна (Мк 16:9-10 = Ин 20:11-18) и Луки (Мк 16:12-13 = Лк 24:35 и Мк 16:14 = Лк 24:36-49 = Ин 20:19-29), кратко пересказывая их. В действительности дошедший текст Евангелия от Марка заканчивается словами:

Мк 16:8 – И ничего никому не сказали, ибо они боялись.

Гипотетическое окончание этого Евангелия было утрачено (некоторые текстологи полагают также, что утрачено и начало, что объясняется потерей первого и последнего листов тетради кодекса).

Из синоптиков только Лк дает развернутую версию явлений воскресшего Христа ученикам, но о таких явлениях ничего не было известно ни Мф, ни Мк – ранним евангелистам. Более того, из них лишь Лк помещает эти явления в Иерусалим. Лк представляет особое "иерусалимское предание". Он стремится поместить учеников в Иерусалим, а не в Галилею. Для этого он намеренно изменяет слова Ангела в

Мф 28:7 – Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее

на

Лк 24:6 – Он воскрес; вспомните, как Он говорил вам, когда был еще в Галилее.

Очевидно, именно Лука отходит от первоначального "галилейского предания", потому что его целью является сделать Иерусалим центром миссии. По Луке Евангелие должно проповедовать всем народам, но "начиная от Иерусалима". Господь якобы повелевает оставаться апостолам в городе, они будто бы постоянно молились в иудейском храме, прославляя "Бога" иудеев (которого Иисус считал Сатаной! – см. Ин 8:44). Таким образом здесь мы сталкиваемся с особой иудеохристианской традицией, зафиксированной только у Луки.

Совсем иначе в Лк описано и место вознесения. Если по Мф (и имплицитно у Мк) ученики сразу же отправились в Галилею, где и произошла первая их встреча с воскресшим (так как с Иерусалимом по большому счету их ничего не связывало), то событие вознесения должно было произойти именно там. Но по Лк это случилось в Вифании (Лк 24:50), т. е. в непосредственной близости от Иерусалима. Такое искусственное перемещение, конечно, тоже вызвано стремлением Луки ввести свою иудеохристианскую "иерусалимскую версию", которая дальше получает своё развитие в книге Деяний. Таким образом Луке пришлось полностью уничтожить раннюю "галилейскую традицию" и одновременно включить в своё повествование целый ряд явлений воскресшего Христа ученикам в Иерусалиме, о чем нет упоминаний у Мф и Мк (если не брать во внимание апокрифическое окончание последнего 16:9-20).

Совсем иное мы наблюдаем у Мф и Мк. Об Иерусалиме здесь речи нет вообще. Центром миссии становится Галилея (что косвенно подтверждается также Ин 21, поскольку последнее явление Господа ученикам происходит при море Тивериадском в Галилее, а это значит, что ученики так или иначе покинули Иерусалим вскоре после распятия).

Исходя из наличия двух преданий – иерусалимского и галилейского – мы можем сделать вывод, что Лк представляет иудейскую партию, в то время как Мф и Мк – галилейскую ("языческую"). В целом галилейской можно признать и версию Ин, хотя по всем показателям она стоит особняком, объединяя оба предания. О том, что ученики сразу после распятия ушли в Галилею, говорится и в отрывке Евангелия Петра, которое на этом месте обрывается. Приступим к разбору событий по Ин.

Здесь всё совершенно иначе, нежели у синоптиков. Не совсем ясно, насколько Ин отражает ранние формы традиции, но попытки свести Ин с синоптиками сразу же наталкиваются на большие трудности.

У Ин отсутствует что-либо похожее на речь Ангела/Ангелов женщинам у синоптиков. Впрочем, в Ин два Ангела тоже являются Магдалине, когда она "наклонилась в гробницу". Но их беседа ограничивается словами:

Ин 20:13 – Они говорят ей: жена! что плачешь? говорит им: унесли Господа моего и не знаю, где положили его.

В них нет никакого благовестия о воскресении, ни повеления идти возвестить о нем ученикам.

Господь является Марии лично прежде других (Ин 20:14-17) – как ближайшей Его ученице, в чем мы можем увидеть стремление автора возвысить её на фоне других учеников ("слой Магдалины"). Именно поэтому нет упоминаний даже о других женщинах, пришедших с нею к гробнице и получивших откровение. Иисус приказывает персонально Магдалине сообщить ученикам о воскресении, и только ей одной. У синоптиков же Магдалина ставится в один ряд с другими женщинами, т. е. "слой Магдалины" в его радикальном выражении у синоптиков отсутствует.

Наличие вторичного "слоя Петра" видно в перикопе Ин 20:2-10, что в кратком виде отражено в Лк 24:14. Суть этой вставки состоит в том, чтобы с помощью включения в эпизод Петра немного смягчить общее неверие учеников (Лк 24:11,41, ср. Мф 28:17): Петр и "другой ученик", который "бежал быстрее", находят пустой гроб и пелены.

Искусственность эпизода видна из того, что Мария дважды оказывается у гробницы (Ин 20:1,11) и дважды идет к ученикам (Ин 20:2,18), что выявляет два механически соединенных слоя текста. Это хорошо видно из стиха Ин 20:11 – "Мария же стояла у гробницы и плакала", не имеющего никакой последовательности, логики и связи с предыдущим отрывком. Как она оказалась у гробницы второй раз – неясно, поскольку к гробнице побежали лишь Петр и "другой ученик". После того, как они убеждаются в правдивости слов Марии, она внезапно оказывается там снова так, как будто она оттуда не уходила. Судя по всему, 11-й стих должен следовать сразу после 1-го. Вероятно, перикопа 2-10 является поздним развитием сюжета, обросшего дополнительными подробностями, – краткого упоминания о пришедшем к гробнице Петре в Лк 24:12 (которое само по себе тоже является интерполяцией в составе "слоя Петра"). Еще раз подчеркну, что в Мф и Мк это место не получает подтверждения.

Возвратимся к синоптикам. В Мф 28:9-10 содержится эпизод о встрече женщинами Иисуса по пути от гробницы к ученикам. Если это аналог явления Иисуса Марии в Ин 20:14-17, то он имеет свою особенность. В Ин Иисус запрещает Магдалине касаться его, но в Мф наоборот – женщины хватают его ноги. Такой мотив может быть вызван антидокетической полемикой, хотя в случае с Магдалиной речь шла, видимо, о желании обнять и поцеловать его как своего возлюбленного (или "броситься на шею" – ἐπιπίπτω, как сие имело место на Вечере). Вероятно, параллель этому эпизоду содержалась и в оригинале Мк (хотя нынешняя апокрифическая добавка к Марку её не содержит). У Луки он отсутствует, что легко объяснимо в связи с наличием здесь же следов "слоя Петра", который носит антифеминистский характер по определению. Этим Лука немного нивелирует роль женщин как первых свидетелей воскресения, компенсируя неверие мужчин учеников тем, что Иисус является первым именно им (Лк 24:13-49). Мф, Ин и (теоретически) Мк в данном случае отражают первоначальную традицию: Иисус первым является женщинам (или одной Магдалине), и они возвещают о воскресении апостолам, которые не верят им.

Если признать наиболее ранней и аутентичной "галилейскую версию" Мф и Мк, частично отраженную в Ин, то в таком случае явления Христа ученикам в Иерусалиме, описанные у Лк, не могут рассматриваться как подлинные. То же касается и явлений в Ин 20:19-29 с уверением Фомы, служащих явно параллелью аналогичным рассказам в Лк. Все эти иерусалимские явления, содержащие явно антидокетическую подоплёку (доказательства реальности плоти Христа путем вкушения им пищи или прикосновениям к ранам), прямо противоречат "галилейскому преданию", поскольку согласно Мф и Мк ученики с Иисусом должны были в первый раз встретится после его воскресения лишь в Галилее, куда он должен был придти раньше них, что и стало единственным знамением воскресения. Таким образом объем и масштаб интерполяций касательно явлений воскресшего в Лк и Ин весьма велик.

Разумеется, как только начал складываться канон, описанные противоречия оказались видны всем, кто подробно стал изучать и сравнивать тексты. Поэтому уже в ранней церкви предпринимались попытки сопоставить все разбираемые эпизоды, отрывки и параллели. По-видимому, первая попытка такого рода как раз содержится в той самой апокрифический добавке к Евангелию от Марка (Мк 16:9-20), которая имела целью возместить утрату окончания этого Евангелия. По мнению сделавшего его компилятора, явно имевшего на руках все четыре Евангелия, первый раз Иисус явился Марии Магдалине (версия Ин), затем произошло явление по пути в Эммаус двум ученикам (версия Лк), потом произошло явление самим "одиннадцати, возлежащим на вечере" (Лк и Ин). Интересно, что автор этого апокрифического эпилога хорошо понимал противоречие между "галилейской" и "иерусалимской" версиями. Именно поэтому он не локализовал место вознесения, ограничившись кратким замечанием:

Мк 16:19 – Господь, после беседы с ними, вознесся на небо и воссел одесную Бога.

Где произошло вознесение, из этого пассажа не ясно. Таким образом автор (вероятно, паулинист, учитывая упоминание знамения языков, змей и ядов в ст. 17, что имело место в жизни Павла) предусмотрительно оставил здесь простор для толкований и свободу выбора между Мф и Лк. Явление женщинам (Мф 28:9-10) он опускает вовсе, но это полностью соответствует указанию Мк 16:8 о том, что они "ничего никому не сказали, потому что боялись". Поэтому в качестве первого благовестника воскресения наш компилятор выбирает именно Магдалину и ставит явление Иисуса в связь с ней лично, следуя не Мф, а Ин, т. е. "слою Магдалины" в его радикальном выражении.

Еще одна попытка сопоставления и хронологии явлений Христа после воскресения предпринимает Павел в 1 Кор 15:5-8. Среди них он упоминает явление Христа лично Петру, о котором не знает ни один евангелист. Очевидно, что данную информацию Павел почерпнул из антифеминистских кругов Петра. Соответственно мы здесь сталкиваемся с еще одной традицией в рамках "слоя Петра". Можно, впрочем, предположить, что рассказ о явлении Петру мог содержаться в утраченных стихах окончания Марка, поскольку там говорится, что женщины "никому ничего не сказали".

Также Павел упоминает еще два никому не известных явления: пятистам братий и Иакову (где? когда?). О явлении Иакову известно лишь из апокрифического Евангелия евреев (в передаче отрывка из него Иеронимом). Это явно поздняя традиция, возникшая для обоснования первенства Иакова, брата Господня, первого епископа иудеохристианской Иерусалимской общины.

Выглядит совершенно естественно, что Павел не упоминает ни явление группе женщин, ни явление лично Магдалине, что служит лишним подтверждением источника его информации – круг Петра, откровенно и последовательно изымавший упоминания о роли женщин в апостольском служении церкви и вставлявший в Евангелия тексты, реабилитирующие и возвышающие Петра. Пример таких вставок мы можем наблюдать в Ин 21:1-23 при описании явления Иисуса ученикам при море Тивериадском, где "слой Петра" представлен в изобилии. О нем и о целях интерполяций такого рода мы уже рассуждали в разделе "слой Петра".